Турецкий гамбит

Массовые беспорядки в Турции всколыхнули унылое российское информационное пространство. Пока столичные креаклы грезят наяву о повторении аналогичных событий в Москве, интересно разобраться в том, а что собственно за события произошли в Стамбуле. Благо информация есть с обеих сторон: Достоверкин восемь лет прожил в Турции и перебрался в Москву лишь недавно; Роберт Устян тоже много лет учился и жил в Анкаре перед тем как вернуться в Россию. Показательно, что их позиция по конфликту диаметрально противоположна — первый является сторонником Эрдогана и его политики, а второй активно борется с кровавым турецким режимом при помощи пролетарского лайка и ретвита.

По поводу событий в Турции можно сделать следующие выводы:

1. Никакой экономический рост не является страховкой от возникновения политических кризисов, грозящих устойчивости режима. Именно «исламисту» Эрдогану удалось качественно изменить экономику страны, модернизировать промышленность и достигнуть ранее небывалых темпов роста.  Вот тут про это пишет Достоверкин. В частности, он перечисляет результаты деятельности правительства Эрдогана за минувшие десять лет:

  • постороили 30 000 км дорог
  • 10 000 км железных дорог и ввели скорый поезд в регионы
  • начали выпускать оружие и вертолеты местного производста
  • начали выпускать транспорт местного производства
  • активно внедрили программу по ликвидации ветхого жилья
  • в 8 раз увеличили расходы на здравоохранение
  • автоматизировали сферу он-лайн услуг
  • погасили внешний долг
  • стали одной из самых стабильных мировых экономик
  • ввели проект метробус для ликвидации проблемы пробок

При этом экономический подъем сопровождался закручиванием политических гаек, гонениями на политических противников (есть различные мнения о том, насколько они были справедливыми и соответствующими букве закона), а также некоторыми демонстрационными «исламистскими» шагами. Такая авторитарная модернизация «лайт», да еще и с исламистским уклоном. До последнего времени более чем результативная. Вот для иллюстрации график темпов роста ВВП Турции:

А вот структура турецкого экспорта (сравнение с российской не в нашу пользу):

Кстати говоря, одно из обвинений Эрдогана со стороны протестующих состоит в том, что за последние годы в стране резко усилилось присутствие близких к премьеру олигархов. Что-то мне это напоминает.

2. Развитая и устойчивая партийная система также не предотвращает возникновение политических кризисов. В конфликт с правительством и силами полиции уже втянулись не только их прямые политические оппоненты из крупнейшей кемалистской («право-секулярной») партии, но и маргинальные левые партии и группировки, футбольные фанаты, ЛГБТ-актив, а также представители беспартийного креативного класса.

3. При созревшей политической ситуации внутри страны, поводом для начала кризиса может послужить что угодно. В Тунисе спусковым крючком стало самосожжение городского торговца, в Турции — конфликт с городскими властями по поводу судьбы маргинального района в центре Стамбула. Понятное дело, что парк с окружающими его притонами не является столь уж принципиальным для всех жителей города объектом, не говоря уж о жителях других турецких городов. В этом смысле жестокий разгон полицией протестующих имел гораздо большее значение, нежели само наличие этих протестующих. Дополнительным фактором стало и то, что в традиционных турецких СМИ попытались это событие «замять», что вызвало диссонанс между освещением разгона на телевидении и в турецкой блогосфере.

В этом смысле становятся более понятными действия московского ОМОНа 6 мая 2012 года на Болотной площади, когда полицейские приняли решение не использовать спецсредства (водометы, слезоточивый газ и др.) для разгона и задержания участников беспорядков. А также тот факт, что данным событиям уделили достаточное внимание решительно все российские федеральные СМИ. Отсутствие информации в подобных случаях значительно хуже ее наличия.

4. Любой политический кризис, связанный с массовыми выступлениями, сопровождается использованием одинаковых сетевых технологий. Так, одним из наиболее цитируемых в СМИ и блогосфере изображений по поводу стамбульских событий стала фотография моста через Босфор, запруженного протестующими (это фото есть в различных ракурсах):

Примечательно, что эта картинка к протестам не имеет ни малейшего отношения, а сами фото сделаны год назад во время стамбульского марафона. Фактически, это было целенаправленным вбросом, ориентированным, прежде всего, на зарубежные СМИ. И это не единственный подобный пример — Достоверкин их подробно разобрал у себя. Как можно заметить, в Турции имеет место повторение почти тех же самых историй, что мы видели конце позапрошлого — начале прошлого года в Москве: беременные хипстеры, чеченский ОМОН, полиция переходит на сторону протестующих и так далее и тому подобное. Страны разные, внутри- и внешнеполитические ситуации тоже разные, а информационные технологии совершенно одинаковые.

4. Использование подобных технологий не является монополией коварного Госдепа или какого-то другого ZOG. Ими в равной степени могут пользоваться представители совершенно разных политических сил и движений: от исламистов до ЛГБТ-активистов. Более того, зачастую можно говорить о случайном и спонтанном появлении подобных вбросов — в критической ситуации логика «не рефлексируйте, а распространяйте» становится определяющей, а у иностранных журналистов и наблюдателей банально нет времени на проверку той или иной информации. В этом контексте примечательно, что никаких средств борьбы с подобным информационным нагнетанием пока никем не придумано.

5. Что касается Госдепа: в каких-либо потрясениях в Турции Госдеп, по крайней мере на первый взгляд, совсем не заинтересован, а скорее даже наоборот — Эрдоган не только являются ближайшим союзником политики США на Ближнем Востоке, особенно в части «арабской весны» (см. первую картинку в посте), но и крайне нужным американским политикам символом совмещения религии, демократии и экономического роста. Впрочем, оппоненты Эрдогана из числа кемалистов не в меньшей мере ориентированы на американскую внешнюю политику. Для России разница между двумя противоборствующими сторонами, насколько я понимаю, также отсутствует. Единственная страна, которой потенциально может быть выгодна внутренняя нестабильность в Турции — это Иран. Да и то только из-за того, что подобная тряска отвлекает турецкое руководство от более активного участия в делах Сирии.